Новости проекта
Система перешла на новый 2018/2019 учебный год
Конкурс продлен! Принимайте участие!
Большая конференция "Родительское собрание"
Голосование
Ваше отношение к введение сервиса "Электронный дневник учащегося"?
Всего 294 человека
Голосование
ПОТРЕБНОСТЬ В ОКАЗАНИИ ПЛАТНЫХ УСЛУГ
Всего 396 человек
Голосование
Считаете ли вы целесообразным введение платного сервиса "Электронный дневник учащегося"?
Всего 560 человек
Голосование
Нужна ли школьная форма?
Всего 584 человека
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 943 человека

Авторитарное воспитание и наркотики

Дата: 15 ноября 2014 в 10:44, Обновлено 4 мая 2016 в 09:00

Авторитарное воспитание и наркотики

Ирина Данилина, кандидат психологических наук

 

Ребёнок должен быть воспитанным и послушным. Именно эта мысль внушается родителями своему чаду с самого раннего детства. Чем же они руководствуются? Увы, усвоенными ими же самими в детстве стереотипами хороших, заботливых родителей. Таким образом, с детства подавляется воля, самостоятельность и эмоции ребёнка. В результате он не умеет спокойно и достойно противостоять чужому влиянию, не способен сказать «нет». Приложением к журналу «Педология» несколько лет назад вышла книжка «История маленького „нет“», где в форме комиксов показаны реакции ребёнка на нарушение его личной территории.

Он лишается собственного мнения, возможности отстаивать собственное «Я». Мы здесь не говорим об истериках и топании ногами, а о цивилизованных и достойных способах противостояния. Он лишается права быть выслушанным, понятым и принятым таким, каков он есть. Многие, как наши, так и зарубежные, исследователи подчёркивают, что дети-наркоманы появляются именно в авторитарных семьях (или в семье, где авторитарен один из родителей). В данном случае бегство в зависимость — незрелая, несформированная и нецивилизованная форма протеста. Попытка вырваться за территорию, контролируемую родителями.

Родители поощряют подчинённую, зависимую позицию ребёнка. В данном случае, зависимость от себя и системы собственных ценностей, взглядов и способов решения проблем. И неважно, какой род зависимости при этом выбирает ребёнок (компьютерную интернет-зависимость, зависимость от любимого человека или любую другую), важно то, что он выбирает Несвободу, в любом её проявлении.

Родителям только кажется, что он научился слушаться и достойно себя вести, усвоил, «что такое хорошо и что такое плохо». Он научился прятаться и приспосабливаться, подавлять собственные чувства. Загнанные внутрь эмоциональные проблемы и конфликты, неотреагированные эмоционально значимые ситуации идут дальше по жизни вместе с ребёнком, срабатывая, как мина замедленного действия. И если в западной, а особенно американской культуре, визит к психоаналитику, который в ходе психотерапии может осуществить коррекцию опыта первичной семьи через катарсис (интенсивное выражение ранее подавленных, скрываемых чувств, ведущее к освобождению и расслаблению) является нормой, то поход к психиатру в России является скорее внутренним признанием её отсутствия.

Результат такого стиля отношений в семье проявляется ростом агрессии у ребёнка, поскольку, по мнению психолога Л. Берковитца и ряда других исследователей, «склонность к агрессии индивида связана с ожидаемым им наказанием или неодобрением». А рост агрессии является, в свою очередь, одной из причин ранней наркотизации.

Ещё одной «подножкой» на пути развития личности является гиперопека и гиперконтроль, проявляемые авторитарными родителями. Все решения в семье принимают они, ставя ребёнка перед фактом, причём такое поведение распространяется и на решения, касающиеся только самого ребёнка. Безусловно, родители при этом руководствуются благими намерениями, ведь они лучше знают, как «нужно» жить, стремятся застраховать ребёнка от необдуманных шагов и поступков. Но результат всегда оказывается обратным: отсутствие ответственности и самостоятельности, желание «вырваться на свободу», «глотнуть свежего воздуха» и ...переложить ответственность за последствия своих поступков на плечи всё тех же родителей.

Зависимость, возникшая дома, подкрепляется в молодёжных компаниях и тусовках. Она даёт подростку ощущение свободы и микромира, в котором никто тобой не манипулирует, где ты сам отвечаешь за всё, где ты диктуешь правила игры. На самом деле все подростковые группы жёстко иерархизированы, там есть свой «вожак стаи», и свои заданные роли, а бороться за статус в них подросток не привык, он вообще не умеет бороться, противостоять и отстаивать собственные позиции. Таким образом, групповое давление оказывается ещё одной иллюзией освобождения, в реальности проявляющейся просто сменой «группы давления» с семейной на подростковую.

В случае, если родители и в подростковом возрасте сохраняют высокую степень опеки и контроля в отношениях с ребёнком, не обладая необходимой степенью гибкости в построении семейной иерархии, и не желая отказываться от привычных стереотипов, то подросток реагирует на это любыми формами девиантного (отклоняющегося) поведения: от вынужденной беспризорности, через употребление наркотиков до склонности к самоубийству.

Поскольку ранее скрываемые эмоциональные реакции и состояния остаются подавленными, выражение открытой агрессии по отношению к родителям невозможно из-за обсуждаемых выше семейных стереотипов, страха наказания и неодобрения, единственным способом разрешения семейного конфликта становится аутоагрессия — агрессия, направленная на самого себя.

Причем формы её могут варьироваться от обычных (иногда демонстративных) попыток самоубийства до наркотического саморазрушения, а иногда и сознательного стремления к передозировке. «Красивая» и, по мнению многих подростков, «героическая» смерть в рамках приличия, дающая возможность родителям сказать фразу: «Мой ... (самый-самый) ребёнок трагически погиб», избегнув при этом, так долго подавляемого им самим чувства вины, стыда и комплекса родительской неполноценности и несостоятельности, скрытого за вполне благополучным и благопристойным фасадом семьи.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.